навигатор в мире досуга

КУЛЬТПРОСВЕТ

          Расписание

Лики духовной культуры. Сергий Радонежский

Лики духовной культуры. Сергий Радонежский
Православная церковь во все времена была духовным оплотом Руси. Монастыри были не только прибежищем странникам, но и выполняли роль крепостей во времена войн. Вокруг них росли города. Вот и у нас в Серпухове есть знаменитый монастырь – Высоцкий, один из старейших в Подмосковье. Место для его постройки выбрал не кто иной, как Сергий Радонежский, самый известный и почитаемый русский святой, внёсший колоссальный вклад в развитие монашества в нашей стране.
3 мая 2014 года отмечается 700 лет со дня рождения, а 18 июля празднуют День памяти Сергия Радонежского. О нём мы бы и хотели вам немного рассказать.
Православная церковь во все времена была духовным оплотом Руси. Монастыри были не только прибежищем странникам, но и выполняли роль крепостей во времена войн. Вокруг них росли города. Вот и у нас в Серпухове есть знаменитый монастырь – Высоцкий, один из старейших в Подмосковье. Место для его постройки выбрал не кто иной, как Сергий Радонежский, самый известный и почитаемый русский святой, внёсший колоссальный вклад в развитие монашества в нашей стране.
3 мая 2014 года отмечается 700 лет со дня рождения, а 18 июля празднуют День памяти Сергия Радонежского. О нём мы бы и хотели вам немного рассказать.


Mikhail_Nesterov_001.jpg

Первый биограф Сергия Радонежского, Епифаний Премудрый, сообщает, что будущий святой, получивший при крещении имя Варфоломей (по дню празднования этого святого), родился в селе Варницы (близ Ростова) в семье боярина Кирилла, служилого ростовских удельных князей, и его жены Марии. Хотя Кирилл не раз сопровождал в Орду князей ростовских, как доверенное близкое лицо, сам он жил небогато. Скорей, домашний быт был ближе к крестьянскому — мальчиком Сергия (тогда Варфоломея) часто посылали за лошадьми в поле, быть может, он гонял их и в ночное. И, конечно, не был барчуком.

7 лет юного Варфоломея отдали обучаться грамоте в церковной школе вместе с братьями Стефаном и Петром. Но учёба не давалась ему. Родители огорчались, сам он со слезами молился, но дело вперед не продвигалось.

И вот как-то, в очередной раз, забрели куда-то жеребята и пропали. Отец послал Варфоломея их разыскивать. Мальчик уже не раз бродил так по полям, в лесу, по берегу озера и кликал лошадей, похлопывая бичом. При всей любви Варфоломея к природе, одиночеству, при всей его мечтательности, он, конечно, добросовестно исполнял всякое дело — этой чертой отмечена вся его жизнь. Во время поисков он встретил старца — Схимника, святого и чудного, который усердно молился. Варфоломей рассказал ему об огорчениях своих и просил молиться, чтоб Бог помог ему одолеть грамоту. Старец стал на молитву и, окончив, благословил просфору, дал её мальчику и велел съесть. Варфоломей пригласил старца домой, родители его всегда были «странноприимны». Там старец попросил дать мальчику Псалтирь и велел Варфоломею читать. И все были поражены, как он читает хорошо. Перед уходом старец сказал родителям, что сын их будет велик перед Богом и людьми за свою добродетельную жизнь и многих приведёт за собой к пониманию Божьих заповедей.

Около 1328 года сильно обедневшая семья перебралась в город Радонеж. В душе Варфоломея крепло желание посвятить себя монашеской жизни, в 20 лет он решил постричься в монахи. Но он был единственной опорой родителей в старости и скудости, так как братья жили своими семьями.

После смерти родителей Варфоломей отправился в Хотьково-Покровский монастырь, где уже жил иноком его овдовевший брат Стефан. Варфоломей оставался там недолго, он стремился к «строжайшему монашеству», к пустынножительству. Вместе с братом они основали пустынь посреди глухого Радонежского бора, на холме Маковец, построив там около 1335 г. маленькую деревянную церковь во имя Святой Троицы. На месте этой церквушки теперь стоит соборный храм Троице-Сергиевой Лавры. Стефан не выдержал слишком суровой и аскетичной жизни и уехал в Москву, где позднее стал игуменом Богоявленского монастыря. Варфоломей, оставшись в полном одиночестве, призвал некоего игумена Митрофана и принял от него постриг под именем Сергия. Ему было 23 года.

Совершив обряд пострижения, Митрофан приобщил Сергия святых Тайн. Сергий же 7 дней не выходя провёл в «церквице» своей, ничего не «вкушал» кроме просфоры, которую давал ему Митрофан. А когда пришло время Митрофану уходить, просил его благословения на жизнь пустынную. Игумен поддержал его, и остался молодой монах один среди сумрачных своих лесов. Выдержит ли в грозном лесу, в убогой келии? Страшны, наверное, были зимние метели на его Маковице! Но Сергий упорен, терпелив, и он «боголюбив». Раз увидел у келии огромного медведя, слабого от голода, и пожалел. Вынес ему хлеба — с детских лет был, как и родители, «странноприимен». Мохнатый зверь мирно съел, потом стал навещать его. Сергий подавал всегда, и медведь сделался ручным.

Со временем к нему стали стекаться иноки — так образовалась обитель, которая к 1345г. стала называться Троице-Сергиев монастырь (впоследствии Троице-Сергиева Лавра).

Жили в монастыре тихо и сурово. Сергий подавал во всём пример — сам таскал бревна, рубил келии, носил воду из источника под горой, молол зерно ручными жерновами, пёк хлебы, кроил и шил одежду. И плотничал отлично. Телесно, несмотря на скудную пищу, был очень крепок, «имел силу противу двух человек».

SergijRadonezhskij2.jpgТак шли годы. Община жила неоспоримо под началом Сергия, монастырь рос. Братия желала, чтобы Сергий стал игуменом, а он отказывался.

«Желание игуменства», - говорил он, - «есть начало и корень властолюбия».

Когда братия заявила, что, если не будет игумена, все разойдутся, Сергий уступил.

«Желаю», - сказал, - «лучше учиться, нежели учить; повиноваться, нежели начальствовать; но боюсь суда Божия, не знаю, что угодно Богу».

И решил перенести дело на усмотрение церковной власти. Он отправился в Переславль-Залесский к епископу Афанасию, заместителю митрополита Московского Алексия и вернулся с ясным поручением от Церкви — воспитывать, вести пустынную свою семью. Но собственную жизнь в игуменстве Сергий не изменил: по-прежнему сам свечи скатывал, молол зерно, готовил просфоры...

 
В 50-х годах пришёл к нему архимандрит Симон из Смоленской области, прослышав о его святой жизни. Симон первый принёс в монастырь средства, на них была построена новая, более обширная церковь Святой Троицы. С этих пор стало расти число послушников, но Сергий постригал не сразу. Наблюдал, изучал пристально душевное развитие каждого. Несмотря на постройку новой церкви, на увеличение числа монахов, монастырь был по-прежнему строг и беден. По завету апостола Павла Сергий требует от иноков труда, запрещает выходить за подаянием. Сам Сергий всё также прост: нищ, равнодушен к благам. Ни власть, ни разные «отличия» его не занимали. Негромкий голос, тихие движения, лицо спокойное святого плотника...

Kulikovo02.jpgМногие приходили издалека, чтобы только взглянуть на преподобного. В Троице-Сергиеву обитель обращаются все, от крестьян до князей, многие селятся по соседству, жертвуют монастырю своё имущество. Слава Сергия дошла даже до Царьграда. Вселенский патриарх Филофей прислал ему крест, схиму и грамоту, в которой восхвалял за добродетельное житие и давал совет ввести в монастыре киновию (строгое общинножитие). По этому совету и с благословения митрополита Алексия, Сергий ввёл в монастыре общинножительный устав, принятый потом во многих русских монастырях.

Два митрополита наполняют XIV век — Пётр и Алексий. Пётр первым благословил Москву, за неё, в сущности, положил всю жизнь. Он ездил для переговоров в Орду, добыл охранную грамоту для духовенства, непрерывно помогал князю. При Петре преподобный Сергий был ещё мальчиком, с Алексием же прожил много лет в согласии и дружбе. Митрополит сам часто приезжал в Лавру — отдохнуть с тихим человеком от волнений, борьбы и политики. Перед смертью Алексий уговаривал Сергия быть ему преемником, но Сергий решительно отказался. Он был пустынник и молитвенник, любитель леса, тишины, его жизненный путь иной.

Слава и авторитет Сергия растут помимо его воли, он улаживает распри, осуществляет миссию по распространению монастырей. Сергий тихими и кроткими словами мог действовать на самые ожесточённые и загрубелые сердца, часто примирял враждующих между собой князей, уговаривая их подчиниться великому князю московскому, благодаря чему ко времени Куликовской битвы почти все русские князья признали главенство Дмитрия Иоанновича. По версии жития князь Дмитрий, отправляясь на эту битву в сопровождении князей, бояр и воевод, поехал к Сергию, чтобы помолиться с ним и получить благословение.

Сергий_Радонежский_страница_летописного_свода_Иоанна_Грозного.JPGДо сих пор Сергий был тихим отшельником, плотником, скромным игуменом и воспитателем. Теперь он стоял перед трудным выбором — благословения на кровь. Дмитрий прибыл в Лавру с князем серпуховским Владимиром (своим двоюродным братом), князьями Суздаля, Ростова, Нижнего Новгорода, Пскова, Владимира, Мурома. Все было торжественно и глубоко серьёзно, впервые двинуты такие силы, все это понимали.

И Сергий благословил, предрек Дмитрию победу и спасение от смерти, и, согласно «Сказанию о Мамаевом побоище», отправил с ним двух иноков своего монастыря, хорошо владевших оружием — Пересвета и Ослябю. Есть в этом величавый, трагический оттенок - «воинами» они были в миру и на татар пошли без шлемов, без панцирей - в схимах с белыми крестами на монашеской одежде.

В дни, когда русская рать шла навстречу врагу, Сергий был на высочайшем подъёме. Когда князь колебался, переходить Дон или нет, Сергий вовремя послал ему вдогонку грамоту: « Иди, господин, иди вперёд, Бог и Святая Троица помогут!»

8-ого сентября 1380 года! На зов татарского богатыря Челубея вышел воспитанник Сергия Пересвет, и, поразив противника, сам пал. Началось сражение. Сергий, благословляя Дмитрия Донского на битву, сказал: «Многим плетутся венки мученические». Их было сплетено немало. Преподобный в эти часы молился с братией у себя в церкви, поминал павших, читал заупокойные молитвы. А в конце сказал: «Мы победили».
* * *
Сергий пришёл на свою Маковицу скромным и безвестным юношей Варфоломеем, а ушёл прославленным старцем. Он скончался 25 сентября 1395 года. Сергий Радонежский основал не только свой монастырь, и не из него одного действовал. Множество обителей возникло по его благословению, основано его учениками и проникнуто духом его. Не оставив по себе писаний, Сергий будто бы ничему не учит. Но он учит именно всем обликом своим — учит самому простому: мужеству, труду, правде и вере.

Возврат к списку