Домини Клеменц

 14 Октября 2016     Диалоги


---
Несколько дней назад, читая в Интернете рецензии на компакт-диски, я обнаружил увлекательную аннотацию к одной из записей Альфреда Шнитке, выпущенной 10 лет назад. После текста стояло имя автора - Dominy Clements. Даже краткого поиска хватило, чтобы понять - я узнал ещё одного интересного композитора-современника, о котором по странному парадоксу совсем мало сведений в русскоязычном Интернете.

Синим текстом выделены кликабельные ссылки на видео с музыкой композитора.

Dominy Clements - Trois Depeches Pour L'attend для виолончели и фортепиано

Домини Клеменц, родился в Великобритании в 1964 году. Его перу принадлежат симфонические, камерные и вокальные произведения. Музыка композитора имеет европейскую известность. Помимо создания музыкальных сочинений, Клеменц много выступает как флейтист, причём владеет несколькими видами флейт, в том числе удивительной и довольно необычной на вид, недавно появившейся субконтрабас-флейтой. Клеменц играл во многих ансамблях, сотрудничал с несколькими оркестрами, в том числе Нидерландским флейтовым оркестром, а в настоящее время является солистом флейтового октета BlowUp!, созданного им и несколькими коллегами.

Dominy Clements.jpg
Домини Клеменц с субконтрабас-флейтой. Фото: Leo Samama, 2016

Октет BlowUp! по составу и диапазону инструментов соответствует классическому струнному оркестру: от флейты пикколо, и обычной флейты в тоне до до контрабас- и субконтрабас-флейты. Благодаря подобному набору флейт можно достигать богатейших звучностей и чёткой, ясно слышимой гармонии. Специально для ансамбля был написан ряд композиций, создано много переложений музыки от Ренессанса до XX века.

Dominy Clements - Opera "The Enlightened Disciple of Darkness" ("Просвещённый апостол тьмы"), фрагмент 1

В августе 2013 на фестивале Нарген в Таллине с успехом была представлена опера Домини Клеменца «Просвещённый апостол тьмы», о жизни эстонско-шведского астронома и оптика Бернхарда Шмидта, изобретателя зеркально-линзового телескопа большой светосилы. Следующая постановка оперы планируется в 2018.

Dominy Clements - Opera "The Enlightened Disciple of Darkness" ("Просвещённый апостол тьмы"), фрагмент 2

В январе 2015 началось сотрудничество октета с художником Герардом де Брюном. Выступления ансамбля, во время которых де Брюн под музыку создаёт рисунки, легли в основу нескольких перформансов, в том числе «Моя мать Гусыня» Мориса Равели, театрализованная постановка для детей «Матильда и маленькая рыбка» (текст Нора Камербека, музыка Домини Клеменца, чтение – актриса Марике Беверслейс) и «Картинки с выставки» Мусоргского. Композитор и пианист Иероним ван Вин (Jeroen van Veen) написал фортепианный концерт Continuum для исполнения с октетом BlowUp!

Dominy Clements - Bamboo Split для ансамбля флейт

Впечатлившись найденной в Интернете музыкой композитора, я написал ему письмо, благо сейчас это делается просто и быстро. И вот уже совсем скоро композитор ответил мне, прислав, к тому же, ещё музыки. У меня появилась идея взять онлайн-интервью у Домини Клеменца, что я и сделал. Композитор заинтересовался идеей и дал подробные, интересные ответы, которые мы и публикуем на страницах нашего журнала.

Интервью с Домини Клеменцем

Митя Просин: В опере «Просвещённый апостол тьмы» звучание инструментов близко к полноценному оркестру, а оказывается, это просто флейтовый ансамбль. При этом достигаются интересные, глубокие тембры, да и сама музыка захватывает. Почему же до сих пор опера не издана на диске?

Домини Клеменц: Звучание ансамбля было усилено, но сам звук натуральный, аутентичный. На фестивале Нарген в Таллине, где была поставлена опера, это был самый дорогостоящий проект. Дирижировал Тыну Кальюсте, а постановщиком был Джузеппе Фриджени. Эстонский композитор Тюйр назвал стиль этой оперы «магическим наивизмом». Имеется полная запись оперы для радио – её передавали на канале Klassikaraadio. Следующая постановка запланирована на 2018, и думаю, что получится выпустить запись на диске.

М.П. Расскажите о себе. Как вы решили стать флейтистом?

Д.К. Как и многих из моего поколения, меня вдохновлял популярный флейтист-виртуоз Джеймс Голуэй. Это было в семидесятые годы. Многие из нас учились играть на блокфлейте в школе, у меня были способности к этому. Но обычная классическая флейта представлялась тогда более универсальным инструментом, подходящим для самых разных стилей. Правда, чуть позже о себе во всём великолепии заявило аутентичное исполнительство старинной музыки, где блокфлейта как раз очень востребована. Я даже некоторым образом жалел, что оставил этот инструмент. Но такова жизнь.

Будь у меня возможность вернуться в те годы, я бы посоветовал «младшему себе» заняться фаготом. Ведь исполнителей на классической флейте и так слишком много, причём первоклассных, а я не настолько склонен к активной конкурентной борьбе в этой сфере.

Что же до субконтрабас-флейты, на которой я играю сейчас, то она была создана лишь в последние десятилетия. Я несколько лет играл в группе басовых флейт в Нидерландском флейтовом оркестре. Тогда самой низкой по регистру была контрабас-флейта. Мой первый концерт с субконтрабас-флейтой представлял собой попытку исполнения Дебюсси, причём инструмент был ещё совсем "сырой", фактически прототип. Например, для соединения элементов механики применялись проволочные соединения! Конечно, со временем инструмент полностью доработали, механизм его стал удобным. 

Мне всегда нравилось исполнять басовую партию, и вскоре я заказал полноценную субконтрабас-флейту. Её сделал мастер Йелле Гогенхюйс, под номером 008. Это один из самых первых, но уже доработанных инструментов серии. Того флейтового оркестра больше нет, но сейчас я играю в ансамбле из восьми флейт – октете BlowUp!, который выступает с одним-двумя профессиональными проектами ежегодно (это могут быть и перформансы, в т.ч. для детей, и премьеры новых музыкальных произведений, созданных для ансамбля, и тематические проекты).

Dominy Clements - The Blue and the Dim and the Dark

М.П. Ваше самое большое музыкальное впечатление?

Д.К. Оно связано с произведением “De Staat” («Государство») Луиса Андриссена. Закончив обучение на композитора в Королевской академии музыки в Лондоне, мне посчастливилось быть принятым в Королевскую консерваторию Гааги, где я стал учеником Луиса. Своим желанием стать композитором я во многом обязан его произведению, которое совершенно поразило меня. По этой же причине я решил остаться жить и работать в Нидерландах. Я до сих пор люблю хорошую современную музыку, но с годами понял, что мои вкусы, как бы сказать, «опростились». Если говорить о слушании музыки, я всегда возвращаюсь к И.С. Баху, хотя для моих собственных музыкальных идей много пищи даёт структура произведений классицизма, музыка Моцарта и Гайдна. Среди ключевых фигур для меня – Франц Шуберт, Карл Нильсен, Богуслав Мартину, Оливье Мессиан и другие.

М.П. Кого вы считаете своим предшественником в плане сочинения музыки?

Д.К. Все мы «стоим на плечах гигантов», и всякий раз начиная воплощать новый замысел, я нахожу в нём самые разные ассоциации в плане жанров, стилей и эпох. Это может быть всё что угодно, где-то услышанное и пропущенное через сознание. В первую очередь я имею в виду те мгновения музыки, те её проблески, в которых ощущается дух того или иного предшественника. Такому эклектизму непросто дать определение.

Между тем задача всегда заключается в оригинальности, подлинности. Похожая ситуация с актёром на сцене – аудитория всегда отличает настоящую игру от наигранности. Продукт получается вторичным, когда недостаточно хорошо развиваешь собственные идеи, или вообще перепеваешь чужие. Но если у тебя есть свой собственный, достойно переданный замысел, то через него прозвучит и твой собственный голос, прорисуется твой стиль. Надеюсь, мне удаётся быть открытым самым разным направлениям, и старым, и новым, при сохранении авторского голоса. Совсем не хотелось бы оказаться чьим-то имитатором.

М.П. Как бы вы определили ваш собственный музыкальный стиль?

Д.К. Если говорить в самом общем плане, то я практически всегда предпочитал сочинять тональную музыку, которая и в наше время представляет огромное поле для находок и творчества. Люблю работать на стыке жанров и в совместных проектах. Когда пишешь для кино или театра, всегда открываешься новым идеям. Например, музыка для детского театра – это компромисс между созданием приятной и доступной музыки, при этом такой, которую будут часто играть, и которая не доставит неимоверных трудностей музыкантам.

Музыку я могу уподобить речи, где есть своя смысловая среда, свои правила, устойчивые взаимосвязи. Как отдельные звуки, так и множество их сочетаний - всё это элементы музыкальной речи, всё это существует с древнейших времён. Это словно сплошная среда, континуум, наполненный самыми разными возможностями и вариантами. Но ведь выразительность музыки относится не только к звуковысотным соотношениям. Есть ещё и тембровая сторона, окраска звука, исполнительский стиль, особенности инструментовки. Скажем, я в этом плане иногда работаю с т.н. «конкретной музыкой» (звуки реального мира, записанные на аудионоситель и комбинируемые в соответствии с замыслом композитора).

Dominy Clements - Holistic Sorites

Сейчас меня не очень интересуют сложные музыкальные инновации, тем более не привлекает что-то рассчитанное на быстрый успех. Вдохновением становится естественный поток ощущений, настроений, идей. Что-то подобное тому, что было у Шумана в цикле «Любовь и жизнь женщины». Слушая этот цикл, понимаешь, что автор отыскивал всю «химию» музыкального послания где-то с «приграничных территорий» между своим внутренним миром и тем, что разлито в воздухе повсюду вокруг. И получалась бессмертная музыка.

Работая с крупными формами вроде оперы, располагаешь огромным полем и для воплощения подобных особых мгновений, и для создания запоминающегося финала. Если же говорить об отдельной небольшой пьесе, то всё делается в более «клиповом» стиле. Это близко к поп-музыке: нужно привлечь внимание слушателя с первых нот и не ослаблять этой привлекательности на протяжении всего сочинения. Можно уподобить удовольствию от нахождения в тёплой ванне, когда уверен, что вода в ней не остынет.

М.П. Ваши любимые современные композиторы?

Д.К. Мой учитель Луис Андриссен, разумеется, но есть и другие замечательные нидерландские композиторы – например, Джилиус ван Бергейк (Gilius van Bergeijk), Гус Янссен (Guus Janssen), Тео Лувенди (Theo Loevendie), Хил Мейеринг (Chiel Meijering). Я работаю в Королевской консерватории Гааги, и некоторое время руководил композиторским факультетом. Знаю не понаслышке, сколь много создаётся сейчас интересной музыки, помимо того, что видно по выпускаемым записям или концертным программам.
  
Мне очень нравятся эстонские композиторы – поздний Лепо Сумера (Lepo Sumera), Тыну Кырвитс (Tõnu Kõrvits), Эркки-Свен Тюйр (Erkki-Sven Tüür). Да, конечно же, Арво Пярт (Arvo Part). Люблю бывших минималистов вроде Стива Райха, но вообще лично у меня интерес к американской музыкальной сцене несколько снизился после ухода Мортона Фельдмана. Есть, конечно, замечательные исключения вроде Фредерика Ржевского, у которого мне посчастливилось брать уроки.
  
Вообще же я рос на музыке польского авангарда, посещал фестивали «Варшавская осень», и до сих пор обожаю Зыгмунта Краузе, да и многих композиторов младшего поколения – Роксану Пануфник, например, и Хенрика Миколая Гурецкого.

Особой притягательностью всегда для меня отличалось и русское начало в музыке, я очень люблю сочинения Владимира Генина и Родиона Щедрина, очень глубокое впечатление производит стиль хорового письма Галины Григорьевой.

Dominy Clements - Extanct-Extinct

Среди других интересных композиторов – Гэвин Брайерс, Лоренс Крэйн, Майкл Найман и Брайан Ино – хотя список этот можно и продолжать. Сейчас для меня в музыке не существует жанровых и стилевых барьеров. Важна прежде всего сама музыка, которая мне нравится или которую я считаю «хорошей» (хотя «нравится» и «хорошая» - не обязательно одно и то же). Скажем, на беговой дорожке в спортзале я могу включить в плеере как Yello (швейцарский коллектив электронной музыки – прим. авт.) или Beck (американский мультиинструменталист, автор песен – прим. авт.), так и Бранденбургский концерт И.С. Баха.

М.П. Расскажите о ваших литературных работах

Д.К. Я занимаюсь написанием аннотаций для буклетов к музыкальным дискам. Из переведённых книг – «Смысл музыки» Лео Самамы (Amsterdam University Press) с голландского на английский. Пишу и либретто для своих опер – но это скорее исследовательский интерес, да ещё для экономии средств. Полную творческую свободу даю себе в рассказах. Некоторые из них опубликованы в антологиях, скажем This Hermetic Legislature: A Homage to Bruno Schulz (Ex Occidente Press), нескольких выпусках ‘Nemonymous/Megazanthus’ и книге, которая так и называется Book (The InkerMen Press).

* * *
Использованы фотографии с сайта ансамбля BlowUp! и из личного архива Домини Клеменца

(с) Митя Просин
вступительный текст, вопросы интервью, перевод с английского
16.10.2016