навигатор в мире досуга

КУЛЬТПРОСВЕТ

          Расписание

Бабочка и росток в пустыне

Что есть восторг перед красотой мира? Он - признак творческой искры, умения видеть недоступное многим. В наиболее глубоком и осмысленном понимании, талант видения красоты есть дар вестничества.

Видящий прекрасное словно призван сообщить о нём миру. Это как бы залог спасения мира от экзистенциального сна. В противном случае сбывается закон энтропии. Но красота и вера в наивысший смысл способны преодолеть этот закон.

В известном смысле, вера в Бога, даруемая через красоту, вообще есть преодоление реальности. Не говоря уже о том, что видимая реальность - глубоко иллюзорная пародия перед подлинно реальным миром, завесу над которым красота и приоткрывает. Хотя являть себя красота умеет вполне земными образами. Да и вообще, на определённом уровне приходит понимание, что граница между мирами довольно условна, и если бы не зажимы и страхи каждого из живущих в этом мире, то... всё могло бы стать совсем иначе и намного лучше.

Так получилось (или так было задумано), что тема творческой личности, неуслышанной современниками и эпохой, мне довольно-таки близка.

Современный мир - благодатнейшее (если термин "благодатный" тут уместен) поле для опытов с историческими параллелями, вневременными, сквозными образами, проявлениями культурных архетипов и различнейших мифологем.

Мы живём как бы в новом средневековье. Заявленные права и неприкосновенность личности, возможность довольно безопасно путешествовать хоть на другой край Земли, относительно гигиеничные условия жизни, утончённейшие технологии и комфорт: всё это, вроде бы, способствует "подобрению" человека. Гарантий безопасности больше, чем в любую из описанных историками эпох. Но вся эта почти уже виртуальная в своей субтильности новая реальность соседствует порою с пещерной грубостью, со злобой и примитивизмом мышления, от которого, кажется, дрогнули бы некоторые дикари.

В свете достижений современной цивилизации, [вынужденным] анахронизмом остаются такие странные, на самом деле, явления, как государственные границы, органы безопасности, армии, органы правопорядка и организованная преступность. В способах ведения хозяйства старомодной и явно враждебной планете выглядит сырьевая экономика и сведение ресурсов к нулю без возобновления. Но тем не менее, всё это пока остаётся, и кажется, не без поддержки населения. Может быть, так привычнее? Спокойнее?

Если принять во внимание хотя бы относительно суммарное культурное наследие человечества, вдохновлённое красотой бытия, любые принципы и приёмы, основанные на силе и волевом произволе руководства при пассивном наблюдении толпы должны были бы давно отмереть. Но этого не произошло. Культура не оказала того влияния, какое могла. Как и красота, пробуждающая тягу к культуре и к вере в высший смысл.

Но виновата в этом не культура и не красота. Человек создан свободным и призван изнутри понять ошибочность своих действий. Революции вряд ли помогут. Насильственное одухотворение человека не представляется вполне возможным. До некоторых вещей нужно дорасти, созреть. Нельзя сегодня сделать духовным того, кто не готов к этому и завтра. Люди не равны и не одинаковы.

Вопрос в другом - человек существо сознательное, и даже сон духовный - тоже своего рода сознательный выбор. В каком-то смысле незамечание красоты, этого "сквозняка метафизики" - это такой иммунитет "толстокожего простонародья" (как бы грубо это ни звучало, но это так). И лидеры общества приходят простонародью под стать. "Навеять сон золотой" - это и есть главное занятие выдвинутых "народом" лидеров. Знает, шельма, кого выдвигает. Санчо Пансы торжествуют (см. Сервантеса). Великий инквизитор тут разгулялся на полную катушку (см. книгу "Братья Карамазовы", часть вторая, книга пятая, глава тоже пятая).

Поверить в то, что пейзаж, лес или роща, картина или древний храм не менее, а то и более дороги, чем собственность и возможные прибыли - это как бы проверка на духовную зрелость. Готовность не получить самому, но вложить в будущее, ради вечности и грядущих поколений. Поверить в то, что сбережение, вроде бы, эфемерных, неприбыльных красот на земле, излечивает душу здесь и открывает райские врата на небе. Доказательств нет, есть лишь опыт веры. Вообще, Творец не даёт гарантий, потребность в гарантии есть отсутствие веры. Современность наименее способна к вере. Впрочем, и старые времена веру либо извращали, занимаясь истреблением еретиков, либо также неуёмно расплёскивали. Вера, как и творчество - всегда были уделом одиночек.

Для современного творческого человека вопрос не в том, чтобы "объяснить" массам, как прекрасны цветы, деревья и здания минувших эпох. Это величайшая ошибка - думать, что разъяснение способно сделать окружающие стада такими же прекраснодушными, как и отдельная личность. Этого не добилась величайшая и деликатнейшая культура. Этого не сделать и "насильственным одухотворением" революции.

Вопрос в том, чтобы полноценно стать воплощением того, что ты любишь и что заявляешь, этаким ходячим примером своему делу. Настолько поверить в свою звезду, свою правду и свою избранность, что тебе и на самом деле "по вере твоей будет". И не тронут тебя ни бури житейские, ни треволнения. Но ты поднимешься словно выше, или поднырнёшь под них. Или и то, и другое. И выйдешь всегда невредимым. Пока что творческая личность показывала другой пример: творчество - это одно, жизнь - это другое. Вероятно, поэтому культура, созданная данным типом творческих людей, не оказала предполагаемого воздействия (если оно вообще предполагалось). Культура, как и религия, тогда станет чудотворной, когда художник станет готов умереть ради своего творчества. Видя в нём ещё один путь к Богу, вид духовной практики, вид мученичества и религиозного восхождения. По делам будет и подвиг, и святость, и чудеса.

Но и это не главное.

Умереть, возможно, будет много готовых, больше от дурости, и это ни к чему не приведёт. Но ради культуры и творчества, сохранения прекрасного, надо научиться жить. Жить, терпеть и прощать, без осуждения и окончательных выводов, без истерик и без панических умозаключений.

Ведь какая польза от готовности умереть? Что есть дороже жизни? А Создатель не станет требовать мученичества ради показного героизма. Он вообще-то и так ничего не требует. Вот прожить, пройти целую длинную жизнь посреди душного, бездуховного мира, в электронной, оснащённой технологиями и конвенциями, но бесплодной пустыне, сохраняя внутренний цветущий мир с прохладой и влагою - это и будет вид мученичества.

Оно не должно становиться самоцелью. Но в силу того, что восприимчивость и реагирование на реальность вообще болезненная тема для современной культуры - то боль от несоответствия внешнего и внутреннего и есть такой образец мученичества. А дело-то не в том, чтобы умереть. Не нужно этого делать. Надо жить, чтобы воплотить и реализовать весь промысел свыше, что заложен в тебе, вопреки любым "обстоятельствам". Сознание у творческой личности призвано определить бытие. Вот это и есть главный "вызов современности". Главный повод не уходить в иллюзии виртуального мира, отворачивания от реальности, замыкания в себе, злопыхательства, партийной зашоренности, "приверженности идеям" и всем подобным ловушкам.

Творческая личность призвана обратиться к миру, глядя на него изучающе, спокойно, и без пристрастий. Сохраняя всё то богатство культурного и духовного наследия, что она обрела в годы возрастания. Воздействуя, помнить о том, чтобы не расплескать, и не вопить в пустоту. Но с верой говорить и творить то, что считаешь нужным и во что веришь. Чтобы честно глядеть на мир и не свихнуться, надо также честно уметь глядеть в самого себя. Поменьше бояться "непонятости" и духовного одиночества. Если свыше (и одновременно из твоей глубины) к тебе приходят мысли, ощущения и желания - ты уже не один. Есть Пославший или Пробудивший их.

Люди, приходящие к вере и творчеству, способные посмотреть на себя и на мир со стороны - это как бы "странники ночи" (так назывался удивительный, к сожалению, утерянный, роман Даниила Андреева). Они также, в каком-то роде, вестники (тоже термин Андреева). Странники экзистенциальной ночи, духовной зимы, пустыни, Кали-Юги человечества. Но чем ближе признаки конца света, тем большее спокойствие следует хранить: сокровище души никакими внешними ветрами неуничтожимо.

На самом деле, это не "они", а "он", "она", "я". Здесь нет никакого "мы", никакого "мы команда", "с моим здоровым коллективом", "чувство локтя и партийности". Духовный путь - это исключительно "я". И этому/этой "я" по пути лишь другой/другая "я", но не "мы", и не "они". Здесь нет "истов", и никакие "измы" немыслимы.

Голос внутренней вести, зовущийся на свободу, в мир - словно зов из первоначального мира, высказать весть для такого человека - это, в каком-то смысле, его единственный и уникальный путь сбыться. Не ради спасения внешнего мира, а ради становления собой. Мир и его спасение есть повод для одухотворённой личности сбыться и стать собой. Это прежде всего твой внутренний мир. Но именно через мир внешний человек черпает опыт познания себя и мира внутреннего. Вряд ли мы умели путешествовать по глубинам своей души, не имея опыта и языков внешнего мира. Всё очень интересно взаимосвязано.

Повторяю, дело не в том, чтобы "спасти мир" от бездуховности. Создатель его и так спасёт, хоть бы люди вообще разуверились в творчестве и опустились в сплошное обывательство. Дело ведь в другом. Обидно будет, когда Рука с Неба поднимет падшую планету в горние миры и там откроется, что и ты мог бы посодействовать Творцу - ведь и в тебе горела Его искра. А ты просто разочаровался, и теперь, на вечном празднике жизни как бы не у дел. То есть, тебе всё простится, но сам-то ты будешь неловко себя чувствовать. Ты не сбылся. А был призван сбыться, и через весть - кого-то спасти, в конечном счёте и себя, и то, что любишь, и подлинно воссоединиться с тем, что считаешь своим и любимым. Есть вещи, которые без твоего желания даже Бог тебе не даст в полном объёме. А иначе зачем у человека своя душа и своя глубинная самость? Вот именно для того, чтобы и в вечности быть уникальным собой. Была возможность - и ты её упустил. А возможность простая - стать самим собой и делать то, к чему призывает тебя твоё сердце. Как бы банально это ни звучало.

Интересно, что поводом для написания этой статьи послужила бабочка. Недавно, гуляя с фотоаппаратом по Высоковольтке, я встретил бабочку, которая сопровождала меня довольно долго, то и дело садясь на цветы и словно позируя. Она как бы приглашала поснимать её, впрочем, ненавязчиво, и так, чтобы я не подумал, чтобы она это специально сделала... Вот, села на цветочек, и дальше полетела. Но один раз она села на песок, у маленького ростка на дороге.

Вот путь творческого человека. Росток посреди пустыни и душа, устремлённая к нему и созерцающая его...

Может быть, никто другой не видит этот росток. Может быть, многие даже не поняли, что они в пустыне. Но тебе этот росток виден. И что тебе до того, что вокруг пустыня?

Это не "судьба". Это призвание. И вера в своё призвание любую пустыню обратит в цветущие, зеленеющие просторы. Главное, чтобы эти просторы цвели и не увядали внутри тебя.

0ad3b86a49f99170ab0fa65bd5f06ad1.jpg

(с) Mitya.Prosin
8 августа 2016
0
sevenfly
06.03.2017 07:06:09
Useless thoughts these were since she had no time to go home and change replica handbags. They were already running late for a dinner at the seaside mansion of a businessman who had made a colossal fortune replica designer handbags in the last few years — not that there was anything unusual about it. Istanbul abounded with the old poor and the nouveau riche and with those replica handbags uk who yearned to pole-vault from the former to the latter category in one quick leap.
Ответить Ссылка 0
0
JOE
14.06.2017 10:15:21
Eight pairs of Uk Swiss Replica Watches combinations for your selection, but also as a fake rolex watches wrist love letter to the world to tell you and love have each other belong to each other. Whether it is zenith watch simple or luxurious diamond-studded style
Ответить Ссылка 0